Вахрушев Андрей Максимович

Вахрушев Андрей Максимович – наш знаменитый земляк. Мы гордимся, что он родился в нашем селе. 14 июля ему исполнилось бы 100 лет. Всего 5 лет Андрей Максимович не дожил до этой знаменательной даты.

Примечательно, что100-летний юбилей совпал с празднованием – 70-тилетия Великой Победы над фашистской Германией. Вся наша страна, всё прогрессивное человечество торжественно отмечали этот «праздник со слезами на глазах».  И сегодня хочется вспомнить славный боевой и трудовой путь  нашего односельчанина, внесшего достойный вклад вприближение дня Победы, в благополучие и процветание родной страны.

О детских и юношеских годах, о начале трудового пути, о боевых дорогах, о начале журналистской деятельности он не раз делился с нами при встречах, когда приезжал в родные места. О нем были интересные публикации и в районной газете. Как настоящий патриот, Андрей Максимович, много внимания уделял подрастающему поколению: был частым гостем в школе, на торжествах, посвященных знаменательным датам, вел большую поисковую работу, постоянно поддерживал связь с коллективом школы: присылал письма, телеграммы, звонил.

Мне посчастливилось встретиться и побеседовать с ним в 2008 году в его московской квартире. Ему шел 94 год, но как-то забывалось это, когда Андрей Максимович начинал рассказывать о былом. Несмотря на преклонный возраст, он прекрасно помнил свои ранние детские годы, удивительные подробности не только о себе, но и о событиях в селе и даже в стране: «Родился я в селе Кулевче в семье крестьянина Вахрушева Максима Васильевича. Отец и мать приехали в поле убирать рожь. Именно здесь я и появился на свет. Роды принимал сам отец, сам серпом  отрезал пуповину. Уехали в поле вдвоём, а вернулись – втроём. В этот же день у Поляковых, Семёна и Домны, родилась дочь Дуся, с которой мы вместе играли, росли.

В 1922 году я поступил в 1 класс местной начальной школы, где работал учителем Павлов Иван Иванович. Учился я с большой охотой.
С 11 лет я вместе с отцом пел в церковном хоре. Вид церкви,
все божественные службы я вспоминаю с особым чувством.
Как и все деревенские ребятишки, я рано научился ездить верхом на лошади.В 11-12 лет мог проскакать на лошади по выгону, стоя в седле».

Успешно окончив начальную школу, наш земляк       продолжил образование в Карауле, где в то время была открыта ШКМ – школа крестьянской молодежи. Вместе с тремя друзьями, Атамановым Александром,  Кузнецовыми Леонидом и Александром, они не побоялись отправиться в чужое село. Расстояние в 30 км приходилось преодолевать пешком в дождь и снег, по глубоким сугробам,весенней и осенней распутице. Так хотелось  хотя бы раз в неделю прийти домой.

В  1933  году стал работать разъездным корреспондентом в редакции районной газеты «Трибуна колхозника». «Я ездил на лошади в села и узнавал, как там идут дела, чтобы потом эту информацию передать в газету. Навсегда запомнил свою первую командировку в Красивку, где надо было выяснить причину задержки выплаты финансовых платежей родителям из многодетных семей. Часть пути я прошёл пешком, а потом меня подвез крестьянин, который вез овцу на телеге. Так начался мой путь в журналистику.

В 1936 году я был призван в ряды Красной Армии, стал кавалеристом в полку, находящемся в Кирсанове. Здесь мне пригодились мои навыки в обращении с лошадью, навыки верховой езды, здесь я сотрудничал в полковой газете «Красный конник».

Прослужив 2 года, Вахрушев А.М.решил продолжить образование. Он поступил в ленинградское военно-политическое училище, которое успешно закончил в июле 1939 года. Вскоре молодого офицера отправили продолжать службу на Дальний Восток, под Халхин Гол, где обострились отношения СССР с Японией. Здесь необходимо было сдерживать вражеские вылазки, не давать повода для начала военных действий.

Там и встретила  семья Андрея Максимовича (к этому времени он женился) страшную весть о начале войны. Вот как он вспоминал об этом:  «22 июня 1941 года, в 7 часов вечера, мы с супругой решили пойти в полковой дом офицеров в кино. Всё рухнуло в один миг: нас спешно вызвали и объявили, что фашистская Германия начала войну против СССР, вероломно нарушив пакт о ненападении. 16 июля 1941 года нам объявили боевую готовность №1. Нашу стрелковую дивизию подтянули к границе с Японией. Перед отъездом я договорился с женой, что в письме первые буквы последних строк будут указывать пункт, где я нахожусь».

18   июля – один из самых печальных дней России – немцы уже за Днепром, надо строить Можайскую линию обороны. Осенью враги рвались к Москве. Получив от разведчика Рихарда Зорге сообщение о том, что Япония не будет воевать против СССР, командование приняло решение перебросить части Красной Армии с Дальнего Востока под Москву.32-я  кадровая Хасановская дивизия, где служил и наш земляк, уже вступила в бой с превосходящими их в количестве соединениями противника. На Можайском направлении им противостояли дивизия «Рейх», полки «Дойчланд» и «Фюрер»,десятая танковая дивизия.

Спустя почти 130 лет после  похода Наполеона 32-ой дивизии под командованием генерала В.И. Полосухина пришлось скрестить оружие с отборными силами грозного противника на Бородинском поле, которое давно стало нашей национальной святыней, бессмертным памятником славы русского оружия. В 1941 году войны 32 -ой  дивизии  не дрогнули, а преумножили славу  своих предков.

Ветеран вспоминает о первых днях, первых потерях и трудностях войны:

«8 октября соединение, гдея служил, прибыло и расположилось на линии Можайск – Бородино. Первые обстрелы, первые бомбёжки… Я это помню так ясно, как будто это произошло сейчас. С оглушительным гулом мчится туча самолётов. Я насчитал 30. В центре – огромный чёрныё самолет. Мы распластались на земле. Я думаю: «Ну, всё, конец». Но нашему полку немного досталось: немцы здесь не задержались, они летели к  самой Москве. Один из моих сослуживцев погиб – Николай Васин. Появились первые потери, первые трудности.  Для погибшего солдата выкопали могилу, как положить его не знаем: в какую сторону ногами, в какую – головой. Постепенно привыкли к военным будням. Помню: летят самолеты, я в окопе сижу и ем из котелка кашу, специальную прессованную кашу. Бомбят, я согнулся в окопе и ем кашу…»

«Вскоре я стал сотрудником фронтовой дивизионной газеты  «Ворошиловец», а потом ее главным редактором.Эта газета, как и множество других армейских печатных органов, сыграла в те годы огромную роль в поднятии  патриотического настроения, боевого духа бойцов. Место фронтового журналиста среди сражающихся солдат там, где самое «пекло».   А сколько их  не вернулось из боя!? Они не щадили своей жизни ради того, чтобы стать свидетелями военных действий,  потом правдивоописать их, рассказать оподвигах солдат и командиров».

Нельзя без волнения читать строки из фронтовой газеты о подвиге Фёдора Чихмана:

«Мы подбили четыре танка и подготовили орудие к очередному выстрелу, и тут взрыв! В живых остался я один, нестерпимая боль пронзила плечо и руку, голова налита свинцом. Гляжу, на меня движется немецкий танк. Фашист, высунувшись из башни, орет: «Рус, сдавайся!» Видит, что я тяжело ранен. Зная о том, что пушка заряжена, я вскочил, здоровой рукой дернул шнур, и танк запылал», —  вспоминал герой Бородина Федор Чихман.

Боевые действия дивизии стали одной из самых ярких страниц в летописи боев за Москву. Бои  велись в течение нескольких суток почти без перерыва. Именно здесь проходила ось Московского стратегического направления, как называли её в Генеральном штабе. Это хорошо понимал маршал Г.К. Жуков. Он приказал организоватьоборону, отвести сюда из-под Уваровки все части. Именно здесь располагалась дальневосточная 32-я дивизия, прошедшая боевую закалку в боях с японцами на озере Хасан. На них можно было положиться. Дивизия имела мощное боевое вооружение, в ней насчитывалось 15153 человека, 250 артиллерийских и миномётных стволов, один залп которых весил четыре тонны. Командир соединения, В.И. Полосухин, коренной сибиряк, чей род идёт от Ермака. Сражаясь на поле Бородина, среди памятников героям 12-го года, сибиряки ощущали себя частицей истории. Они понимали, что защищали не только великое прошлое России, но и великое будущее.

Дивизия потеряла половину своего личного состава. А. М. Вахрушев с грустью говорит о том, что « на Бородинском поле осталось восемь братских могил, в которых захоронены воины-дальневосточники, так же приданных подразделений -203 курсанта военно-политической академии имени В.И. Ленина. Немало воинов навеки осталось лежать в траншеях, это о них мы говорим: «пропавшие без вести».  Прошло много лет, но перед погибшими мы всё равно в долгу».

26 мая1942 года дивизия была преобразована в Гвардейскую. В её составе Андрей Максимович прошел по дорогам войны. Участвовал в операции «Багратион» на Белорусском фронте, освобождал Варшаву, Данциг, Штецель…

После войны Вахрушев А.М. окончил военно-политическую академию, занимался журналистикой. Прослужил в Вооруженных силах 34 года. Но все послевоенные годы его не оставляла мысль о необходимости создания книги о событиях под Москвойосенью 1941 года.

«Раз я остался жив, я просто обязан рассказать обо всем, что видел в те грозные годы, о своих однополчанах», — такую задачу поставил перед собой А.М. Вахрушев

Андрей Максимович собрал почти все номера фронтовой газеты «Ворошиловец», это ценнейший документ, свидетельствующий о тех событиях. Кроме этого,он уже с начала 50-х годов установил связь с участниками боев,  родственниками погибших на Бородинском поле. Шло время, накапливалось всё больше документов, фотографий, воспоминаний и сведений о людях, защищавших Москву.Постепенно становились доступными материалы, которые раньше хранились под грифом «секретно». Андрей Максимович, кропотливо изучая все новые источники, создал огромную картотеку документов о людях, защищавших Москву. И не только о них: в картотеке есть и документы о полководцах (наших и немецких), материалы из сборников военных приказов немецкого 40-го механизированного корпуса, из книги «Рейх», изданной в своё время в Германии.

«Книга «Зори Бородина» — мой посильный вклад в общий памятник воинам 32-дивизии, всем, кто погиб, на Бородинском поле», — утверждал А.М.Вахрушев.

Заслуга автора книги в том, что он сумел осмыслить психологию своих героев, показать читателю, как они себя вели в экстремальных ситуациях, что они думали, о чем говорили в те трагические дни.Эта книга о конкретных людях, но на крепкой документальной основе. Отсюда и такой подзаголовок – «Историческое повествование». Приведу несколько фактов подтверждающих то, сколько источников перелопатил Андрей Максимович,какие исторические места посетил, с кем лично встречался и беседовал, вел деловую переписку.

Строки из его интервью, которое было опубликовано в одной из московских газет в октябре 1992 года, очень убедительно говорят об этом:

«На станции Бородино живёт женщина, одиннадцатилетней девочкой она видела, как в деревне Псарёво немцы расстреливали пятерых пленных красноармейцев. Потом на этом месте похоронили четверых, а пятый каким-то чудом уполз. Спасся. Кто он? Жив или нет? И надо бы на этом месте посадить пять берёзок…

Противостояние на Бородино – это и начало многих людских судеб. Лейтенант В.И.Дытченко, сражавшийся в составе 32 дивизии, к концу войны стал полковником, удостоен звания Героя Советского Союза. Под Москвой расцвёл полководческий талант прославленного маршала Г.К. Жукова.

Совсем по-другому сложилась судьба  гитлеровского полковника  Вейдлинга, который в октябре 1941 года под Москвой был в составе артиллерийской группы особого назначения, планировал участвовать в параде на Красной площади. А в мае 1945 года он, командовавший гарнизоном Берлина, сдавал город советским войскам».

Я очень хочу, чтобы книга «Зори Бородина» была прочитана не только на можайской земле, но и на родине В.И.Полосухина – в городе Новокузнецке, в Кузбассе, на Дальнем Востоке, в Приморье…»

Книга содержит много фотографий участников Бородинской битвы, документов, высказываний, выводов выдающихся полководцев об этом сражении. Все, кто познакомится с её содержанием, особенно молодое поколение, убедится, какой ценой завоёвана Победа.  Это особенно важно сейчас, когда наши противники стараются отрицать роль нашей страны в разгроме фашистской Германии.

Всего 15 лет прожил Андрей Максимович в Кулевче, но никогда не забывал свою малую родину. Он часто навещал родственников, проживающих в Кулевче и других местах Инжавинского района. Встречался с колхозниками, с учащимися школы, подарил школьной библиотеке несколько экземпляров своей книги, для школьного музея – свои вещи, фотографии, документы. Он постоянно поддерживал связь со школой, слал письма, поздравительные телеграммы, звонил по телефону, интересовался новостями села, школы, района. Он очень мечтал торжественно отметить  двухсотлетие Бородинской битвы, но, к сожалению, не дожил до славной даты.